10:00 - 18:00
График работы: Пн - Пт,
Сб, Вс - выходной
Интересные статьи 11.07.2019

КРЕПОСТЬ У КИСЛОГО КОЛОДЦА

Официальная история Кисловодска началась в 1803 году, когда 7 марта 1803 года был подписан царский указ главноуправляющему в Грузии князю Цицианову о строительстве укрепления вблизи колодца кислой воды. А 24 апреля того же года было разрешено строить там необходимые заведения «для удобности врачевания и выгод больных». Кисловодск и весь район Кавказских Минеральных Вод признавались лечебной местностью государственного значения.

Крепость заложили 7 мая 1803 года, и уже через 5 месяцев она была построена. Ее опоясывал земляной вал с брустверами для пушек и глубоким рвом. Расположение башен и стен напоминало неправильный пятиугольник. К 1812 году внутри крепости появились первые каменные постройки, склады, дом для офицеров и несколько мазанок, которые летом сдавались для проживания приезжавших на воды. До наших дней сохранились остатки перестроенной в середине XIX века крепостной стены с бойницами, бастион и ворота.

Гарнизон крепости состоял из двух рот солдат. В летнее время он усиливался сотней казаков, драгунскими эскадронами. Вне крепости был установлен пост на соседней возвышенности (теперь это Пикетная гора), а у источника — казачий редут на горе Казачьей. На дальних подступах к крепости в начале сезона устанавливались добавочные посты. Тревожные сигналы в виде горящих костров на соседних возвышенностях нередко нарушали мирную жизнь водяного общества, но чаще всего они оказывались ложными.

Южнее крепости и слободы стояли батареи, отделенные от слободских домиков обрывистыми ущельями рек Ольховки и Кабардинки. Возвышенность, на которой размещались батареи крепости, и по сей день именуется Батарейной горкой.

Солдатская служба длилась тогда 25 лет. Это были труднейшие годы в жизни мобилизованных в армию. Наглядным примером трудности военной службы тех лет может служить судьба солдата Федора Ивановича Галдина, уроженца Тамбовской губернии, прослужившего на Кавказской линии четверть века рядовым. Последние годы его службы проходили в Кисловодской крепости. Когда он потребовал демобилизации после 25 лет службы, то по приказу гарнизонного начальника получил 25 шомполов перед строем и был оставлен служить в гарнизоне сверхсрочно. Служба его закончилась только в 1861 г. в связи с упразднением Кисловодской крепости. Назначенную ему пенсию 3 рубля в месяц он должен был получать в Пятигорске, в управлении воинского начальника, куда каждый раз ходил пешком. Жену Ф. И. Галдин привез в Кисловодск из далекой Тамбовщины, где она его ждала и куда он отправился за нею пешком.

СОЛДАТСКАЯ СЛОБОДА

Недалеко от крепости в том же 1803 году возникла слобода, основанная служившими в крепости семейными солдатами. Турлучные и саманные хаты, крытые камышом и соломой, опоясывали небольшую одинокую горку, которую и в наши дни часто называют Солдатской. Вначале солдатское поселение именовалось Форштадт. Лишь с упразднением крепости за ним было официально утверждено название «слобода».

Русское население Кисловодска в основном и ведет свое начало от слобожан — отставных солдат крепости, линейных и рабочих батальонов, располагавшихся вблизи. Позже оно смешалось с выходцами из Украины. А контакты с местными горцами — абазинами и карачаевцами — способствовали внедрению в быт поселенцев некоторых местных обычаев, обиходных предметов, элементов одежды.

Уже во времена М. Ю. Лермонтова слобода заняла довольно обширную территорию, и поэт, посещая крепость, проезжал верхом по пыльным и кривым улицам слободки. А потом по этим же местам он провел и своего литературного героя Печорина, который в дневнике писал: «Я ехал через слободку. Огни начинали угасать в окнах, часовые на валу крепости и казаки на окрестных пикетах протяжно перекликались...».

Не сохранились до наших дней старые неказистые и приземистые домишки с подслеповатыми оконцами. В них ютились часто два-три хозяина, так как их строили сообща две, а то и три семьи. Они вместе семьями обрабатывали землю и косили сено.

Эта часть города располагается в районе современных улиц Кольцова, Подгорной, имени Гагарина, переулков Дарьяльского, Узкого, улиц имени Ермолова, Березовской. На месте старой слободы находится ныне и кожевеннообувное объединение «Кисловодск», а вокруг — одноэтажные домики в зелени садов. Но все это постройки более позднего времени.

СТАНИЦА КИСЛОВОДСКАЯ

В 1825 году к северу от слободы и источника нарзана возникла станица, основанная казачьими семьями, переселенными сюда с Хопра, Дона, Поволжья и Украины.

Глинобитные и выбеленные известью домики казаков радовали глаз проезжающих. Слегка понижающееся к северу почти равнинное место позволяло хорошо разместить кварталы и улицы. Занимались казаки землепашеством и скотоводством. Им отводились лучшие земли. Основавшие станицу казаки были приписаны к Терскому казачьему войску. Казаки соорудили в центре станицы небольшое каменное укрепление со стеной высотой в 2 сажени, в которой были бойницы. По тревоге население сбегалось под его защиту.

Территория бывшей станицы —это район правого берега реки Белой, где в настоящее время находятся хлебомакаронный комбинат и стадион, простирающийся до быстрого Подкумка.

Отзвуком далеких времен являются исторические названия улиц: Артиллерийская, Пороховая...

Со времени основания казачьего поселения существуют и названия улиц Стародубовская, Полтавская, указывающих места, откуда шло переселение: из волжской деревни Стародубовка, с Полтавщины. Бежавшие от помещичьего гнета крепостные крестьяне селились рядом с казаками. Иногда им удавалось приписаться в казаки.

Совместное проживание станичников и слобожан у крепости со временем породнило многие семьи. В 1903 году слобода была объявлена городом, а станица сохранялась как самостоятельная административная единица до 1959 года, вплоть до того времени, когда ее объединили с городом.

Потомки первых казачьих семей, поселившихся здесь, и в наши дни живут в Кисловодске.

КУРОРТ У ИСТОЧНИКА НАРТ-САНО

Курортным центром Кисловодска стало место у естественного выхода источника нарзана. После основания крепости и затихшей вспышки чумы к нему стали съезжаться на летние сезоны так называемые «курсовые»— проходившие курс лечения на Водах. Это были, конечно, люди состоятельные и в какой-то степени смелые,— их не пугал ни долгий путь на Кавказ, ни тревожная обстановка. Начиная лечение водами у горячих ключей горы Машук, заканчивали его купанием в холодном нарзане. Очевидно поэтому современник М. Ю. Лермонтова декабрист Николай Иванович Лорер считал, что нарзан—«это венец лечения Кавказскими минеральными водами».

Вся местность у источника была дикой. К лету на площадке у колодца собирались всевозможные дорожные экипажи, возки, дымили костры, на которых тут же готовилась пища. Неподалеку от колодца было вырыто в земле множество ямок —так выглядели примитивные «ванны». Приезжавшие по своему усмотрению и по традиции должны были купаться в нарзане, не подогревая воду. Н. И. Лорор вспоминал по этому поводу: «Не доходя до ванн еще, мы услыхали ужасные крики, визг... это были голоса купающихся дам».

К 1812 году относится сооружение у колодца первой купальни на 3 ванны: одна — для женщин, две — для мужчин. Нарзан туда подавался по деревянным трубам и вначале тоже без подогрева.

Больные увлекались питьем минеральной воды: по 5—8 стаканов прописывалось им на прием с промежутками для отдыха и «действия вод».

Большинство приезжих располагалось в палатках, под пологом полотняных навесов, в экипажах... Тут же в 1819 году возникают и первые дома для курортников: восемь принадлежали купцу Шайкину, а два — казне.

Как сообщает путеводитель начала XX века, в Кисловодске в 1823 году начата постройка казенной гостиницы, которую торопились окончить: «ожидали приезда на лето императрицы Марии Федоровны». Но она не приехала, и в строении разместили ресторан, гостиницу, танцевальный и игорный залы,— так в Кисловодске появилась ресторация, иначе называемая казенной гостиницей.

Выше колодца нарзана военный чиновник Алексей Федорович Ребров возвел частную гостиницу.

Михаил Иванович Глинка, посетивший Кавминводы в 1823 году, позже вспоминал:

«Местоположение Кисловодска веселее Пятигорска, но в мое время было там еще мало домов, а дерев вовсе не было. На плоских вершинах пригорков, расположенных грядами, густая ароматная трава (в июле и августе, когда на равнинах все уже выгорело от зноя) возвышалась так, что покрывала коня со всадником до шапки».

Все внимание больной публики было приковано к широко известному кислому колодцу, у которого на случай ненастья или жаркого солнца в 1826 году соорудили летнего типа галерею, обтянутую полотном. Тремя годами позже рядом появилась купальня — две калмыцкие кибитки, покрытые сукном и войлоком, а между ними установили самовары для подогрева нарзана. Они дымили с утра до ночи, поэтому в шутку это коптящее лечебное учреждение называли «винокуренным заводом». Подогретая ванна тогда стоила баснословно дорого: по 4—7 рублей за процедуру, что было по средствам только богатым.

В 1832 году кибитки убрали и соорудили дощатую купальню, тоже обитую снаружи и изнутри войлоком. В ней были мужское и женское отделения по 4 ванны в каждом и по одному бассейну. Дальнейшие работы по благоустройству связаны с Дирекцией Вод, учрежденной мае 1847 года.

Несколько ранее, в 1845 году небывалые ливни вызвали сильное наводнение, которое привело к большим разрушениям в парке и слободе: были снесены дома и лавки, с корнем вырваны деревья. Маленькая Ольховка превратилась во всесокрушающий бурный поток грязной воды, которая затопила парк и занесла источник. Поэтому срочно была возведена каменная набережная реки и укреплен ее правый берег вблизи источника. Окончили работы в 1847 году.

Был немного расширен парк и по проекту Самуила Уптона выстроена нарзанная галерея.

Под влиянием начавшейся Крымской войны и последовавшей за ней реформы 1861 г. приезд больных на Кавминводы резко сократился. Благоустройством курортов никто не занимался, и они стали приходить в упадок. Это в значительной степени относилось и к Кисловодску.

ОТ РЕФОРМ К РЕВОЛЮЦИИ

С окончанием военных действий в 1861 году кисловодская крепость упраздняется. Все курорты Кавминвод сдаются в аренду, которая продолжалась 22 года. Арендаторов интересовало   не   развитие курортов, а извлечение прибыли. К счастью, первый же арендатор курортов поручил управление Водами неуемному энтузиасту курортного дела доктору медицины, московскому врачу Семену Алексеевичу Смирнову, который 33 года своей деятельной жизни посвятил Кавминводским курортам. По его инициативе были перекаптированы некоторые источники, учреждены бесплатные консультации без различия рангов и чинов, созданы лаборатории для анализа воды источников. А в "1863 году С. А. Смирнов основал первое в стране Русское Бальнеологическое общество, ставшее предшественником научно-исследовательского Бальнеологического института, открытого в 1920 году.

Сдача курортов в аренду не оправдала себя, так как благоустройство их замедлилось. Заезд на курорты стал ослабевать: не было удобных подъездных путей, отсутствовали самые необходимые удобства. Россия, ставшая на путь капиталистического развития, порождала скучающую от безделья богатеющую верхушку правящих классов. У нее-то неизмеримо возросли требования к местам отдыха и лечения, чему совершенно не отвечало состояние отечественных курортов. Поэтому возрос поток русской знати на модные европейские курорты, куда увозилось ежегодно 150-200 миллионов рублей золотом. Русское правительство вынуждено было провести новую реформу в заведовании Водами: с 1884 года управление курортами было централизовано и сосредоточено в руках одного государственного лица с большими полномочиями.

В 1893 году от станции Минеральные Воды до Кисловодска была проведена железная дорога. Этот большой толчок к развитию курортов привел и к росту их посещаемости. Увеличение заезда сулило рост прибыли, что и привлекло внимание частных предпринимателей. Начинается интенсивная застройка курортов, главным образом, за счет частного капитала.

В Кисловодске интенсивно застраивается дачами вся территория, прилегающая к парку, и особенно курортный район Ребровой балки. Некоторые из старинных дач и пансионатов сохранились до наших дней по проспекту В. И. Ленина.

В 1895 году на средства акционерного общества Владикавказской железной дороги выстроено великолепное здание курзала (теперь это госфилармония), в нижней части Головинского проспекта тогда же были сооружены ванны на 15 кабин, в прошлом известные как ванны Скальковского (сейчас на этом месте 1-й корпус санатория «Нарзан»). В тот же год проложен первый водопровод к городу от Лермонтовского источника, а рядом с нарзанной галереей в так называемой Розливной был налажен розлив нарзана в бутылки. Двумя годами раньше начали реконструкцию каптажа нарзана, так как вокруг него осела почва.

В нижней части парка возникло оригинальное сооружение — Зеркальный пруд со Стеклянной струей.

Возведение Кисловодска в ранг города совпало с его столетием. К этому времени здесь соорудили прекрасное ванное здание —Главные нарзанные ванны и гостиницу «Россия» (сейчас — курортная поликлиника). В 1905 году курорт получил рядом с галереей самую крупную по масштабам того времени гостиницу «Гранд-отель» на 200 номеров, с лифтами, центральным отоплением и 10 нарзанными ваннами. В дореволюционных путеводителях рекламировался и частный пансионат С. Н. Гаиешина, сооруженный в 1905 году и славившийся своей кавказской кухней. Ныне это старые корпуса клиники имени В. И. Ленина.

Был разбит новый парк выше Красных и Серых камней.

В 1907 году Кисловодск получил городское самоуправление с бюджетом 166 тысяч рублей. За этот счет были оборудованы водолечебница, построены первые километры канализации со спуском очищенных вод в реку Березовку.

Тогда же был вновь отремонтирован каптаж нарзана с помощью водолазов. Руководил работами по забивке глиняного кольца вокруг колодца горный инженер И. М. Пугинов.

По проекту архитектора Николая Николаевича Семенова была возведена в 1912 году колоннада, а также в классическом стиле павильон Храм воздуха.

Поток приезжих возрос, особенно с началом империалистической войны, так как проезд на заграничные курорты стал невозможным. В 1914 году в Кисловодске лечилось 40 тысяч человек.

В многочисленных игорных залах процветали карточные игры, устраивались танцевальные вечера, балы, кавалькады.

На курортах Кавминвод в ходе войны были оборудованы лазареты на 6 тысяч мест для долечивания больных и раненых, в том числе и в Кисловодске. Попытка лечить в лазаретах и зимой не увенчалась успехом, так как здания не были приспособлены для этого.

Кисловодск ничем особенно не отличался от других провинциальных городов России: здесь было 3 церкви и 420 торговых и питейных заведений, мыловаренный, 2 известковых и 5 кирпичных заводов, 3 мельницы. К 1910 году был построен железнодорожный вокзал. В 1912 году город насчитывал 1396 дворов и 15 тысяч жителей.

После Октябрьской революции Кисловодск наводнила сбежавшая сюда из центра России буржуазия и аристократия вплоть до великих князей и княгинь. Из белых офицеров была создана «золотая рота», возникали белоказачьи соединения.

Рассказать друзьям: